Весь офисные инженеры пили кофе «американо» – бурую горячую водичку, что весь день бежала через засыпанный еще с утра в фильтр кофе, – и, как обычно, смеялись.

– Тише, вы, жеребцы! – предостерег, входя в вагончик офиса, громадный Дайна Коломбо. – У нас здесь крёстный отец.

– Как крёстный отец?!

– Где крёстный отец?!– послышались вопросы, и все притихли: слухи о всевластии русской мафии уже давно ползли по проекту.

– Да вот, сидит у компьютера, – сказал Дайна, указав на меня. – Молчит и ласково улыбается – настоящий крёстный отец.

Дайна был итальянских кровей и помешан на мафии. Говорил он шутя, но в глазах у него таился страх.

– Ну, ты даёшь!

– Выдумываешь!

Тревожное выражение исчезло с лиц, и все снова оживились, но время от времени американцы стали тревожно посматривать на меня.

А на следующее утро случилось происшествие: воры вынесли из всех офисных вагончиков компы, но почему-то не тронули мой. Все были в полном расстройстве и подозрительно поглядывали на меня.

– Крёстный отец, – обратился ко мне Дайна. – Дай распоряжение вернуть компьютеры: вся стройка встала, – его оливковые итальянские глаза смотрели на меня с мольбой.

Надо было держать марку.

– Хорошо, – сказал я. – Распоряжусь.

Что-то случилось у воров с транспортировкой, но на следующее утро в тундре, совсем недалеко от офиса, большинство компьютеров было найдено.

После этого все меня зауважали, и те из американцев, что прежде меня не замечали, стали здороваться и строго называть меня «крёстный отец». Я, как настоящий мафиози, ласково улыбался, но все понимали, что за моей добротой скрывалась нечеловеческая жестокость.

– Приходи, посмотрим «Крёстного отца», – позвал меня однажды вечером Дайна. – Всё про тебя.

Когда я пришёл к нему в комнату, там уже была переводчица Оля – гёлфрэнд американца. Мы смотрели фильм про мою жизнь, а ясноглазая девушка изредка бросала в мою сторону восхищённые взгляды. Я ел традиционный попкорн, смотрел невыносимо скучный фильм, и меня бросало в сон.

Однажды мы с Дайной оказались на пропускном пункте проекта. Одетые в черное, люди из охраны шмонали уезжающих и приезжающих вахтовиков, а собаки нюхали их вещи.

– Что у тебя вызывает подозрение? – спросил меня Дайна.

– Вот этот баул.

Дайна внимательно посмотрел на меня и сразу подошёл к американцу – начальнику «таможни» и стал что-то горячо шептать ему.

Наркотиков в бауле не оказалось, а нашлось деликатесов на пятьдесят тысяч: какой-то обездоленный грузчик из кухни решил поправить своё безнадежное положение.

После этого случая меня стал замечать даже начальник стройки Дуглас Хью. Мы раскланивались с ним как равные.

А на очередном общем митинге, когда происходила раздача подарков туземцам, прозвучало:

– За особый вклад в технику безопасности проекта награждается…

Дальше прозвучало мое имя.

Я вертел в руках американский ножичек с прибабахами, раскланивался перед толпой и понимал,что это была взятка.

Однажды в столовой ко мне подошла Оля:

– Крёстный отец, – обратилась ко мне она. – Дайна не хочет жениться на мне.

– Ладно, решим, – заверила я её.

– Ты что же это, братец, жениться не хочешь? – спросил я Коломбо, ласково улыбаясь. – Подвергаешь опасности честь девушки.

Дайна посерел и понял, что часы его жизни сочтены. И он предложил руку и сердце Оле.

Отмечали мы помолвку в областном центре Сахалина,когда выехали после вахты. Громадный зал шикарного ресторана сиял, гремела оглушающая музыка. Перед разгулявшейся публикой обнажали свои прелести стриптизерши, а одна из них «дыша духами и туманами» неожиданно сиганула мне на колени, и я искупал её в изрядной порции виски из своего бокала.Я расстроился из-за спиртного, а жадный до женщин Дайна завистливо посмотрел на меня.

– Вы не могли бы с нами сфотографироваться? – подошли ко мне жених и невеста с гулявшей тут же свадьбы.

– Смогу, – милостиво согласился я.

Началась фотосессия, и все гости свадьбы чокались и норовили сфотографироваться со мною. Наверное, они приняли меня за местного мафиози.

– Теперь я точно не сомневаюсь, что ты крёстный отец! – прокричал мне в шуме и грохоте Дайна.

Я изрядно нагрузился и всерьёз стал подумывать о захвате власти в городе.

– Прощай, крёстный отец, – сказал потом в аэропорту покидавший навсегда Россию Дайна. – Спасибо, что не убил.

Я ласково улыбнулся ему и пошёл регистрироваться на рейс, улетавший на материк.

– Быстрее ставьте чемодан, – поторопила меня девушка.

Я улыбнулся ей своей ужасной улыбкой, но она ничуть не испугалась и сказала грузчику, обработав багаж:

– Забирай!

Автобус вёз меня к самолёту, все меня толкали и чуть не отдавили мне ногу, и я понял, что моё владычество над людьми кончилось.

 

Фото из фотоальбома семьи Кравцовых

 

Коментарі:

Цікаві матеріали наших партнерів

Останні новини