Авторская колонка Зои Слезкиной. Воровка

Поділитись у Facebook Відправити в Twitter
  • 14.11.2018 16:03
  • 0

Щедрое майское солнце пекло по-летнему. Горожане с радостью сбросили надоевшие за зиму дубленки, шапки, сапоги, и счастливые тем, что можно продемонстрировать свои новые кофточки, спешили кто куда. Впереди меня, еле-еле волоча ноги, шла старушка. Казалось, что весеннее солнце не коснулось своими лучами только этой бабульки.

В сером шерстяном платке, в теплой куртке, войлочных сапогах, получивших меткое название «прощай, молодость», согнувшись в три погибели, с котомками в руках, старушка, должно быть, шла с рынка.

— Неужели больше некому сходить на рынок? — не удержалась я от вопроса, догоняя бабульку. Она вздохнула, подняла на меня грустные глаза и ответила: — Было бы кому, не ходила б. — Давайте помогу донести, — предложила я, забирая у старенькой поклажу. Бабуля шла очень медленно и успела рассказать мне свою невеселую историю.

Есть у нее и сын, и невестка, и внучка (уже окончила школу), живут под Харьковом. Каждое лето внучка гостила у бабушки. Старушка души в ней не чаяла. Соберет за зиму деньжат (умудрялась как-то, получая мизерную пенсию), что-нибудь Светочке купить, и о сыне с невесткой не забывала — без подарков не отпустит. Приезжает Света — бабке весело, сразу полон дом друзей, веселых, милых, добрых. А бабка, как квочка над цыплятами, поит их чаем, кормит оладьями с вареньем. Сын у нее — поздний ребенок, единственный, муж давно помер. Вот Светочка для нее, как лучик света в нелегкой, одинокой старости.

 Троїцьке. City

Лето близилось к концу. На несколько дней приехала по делам невестка. Толком и пообщаться не успели — у молодых все дела да дела. А после ее отъезда, через пару дней, соседка зовет бабку к телефону, звонит невестка: — Мама, в комнате в трельяже шкатулку я забыла с золотыми вещичками. Света будет уезжать, пусть заберет. В шкатулке находились две распаянные цепочки, поломанный браслет, кольцо, две разные серьги и еще несколько золотых украшений, доставшихся невестке от ее матери. Шкатулку в трельяже бабка не обнаружила. Пришла Света, обыскали всю квартиру, но напрасно, золотые безделушки, как в воду канули.

С тех пор, как уехала невестка, в доме было много Светиных друзей, добрых, веселых, милых. Слушали музыку, смеялись, хвалили бабулины оладьи. Что делать, на кого думать? Света заявила, что друзья у нее все порядочные. На следующий день старушка пошла в милицию.

— Бабушка, вы узнаете украденные вещи? — спросил опер. — Нет, я их в глаза не видела, — ответила та. — Пусть приезжает невестка, тогда и будем искать.

Но невестка не приехала. Скоро уехала и Света. У бабки на душе скребли кошки, все валилось из рук, она не находила себе места, как будто чувствуя, что ничем хорошим эта история не кончится. Вскоре позвонили: и сын, и невестка, и внучка, что-то доказывали, шумели, негодовали. Одним словом, на бабку прочно повесили клеймо вора.

Мне нужно было поворачивать в другую сторону. Старушка взяла свои сумки, потупила глаза в землю и, прихрамывая, побрела в свое одинокое, несогретое любовью и заботой родных, угрюмое жилище. Еще ниже понурилась ее голова, еще ниже опустились старческие плечи. Но не под тяжестью немудреных бабкиных покупок, а под невыносимым грузом необоснованного от дорогих ей и самых близких людей.

 

Коментарі:

Цікаві матеріали наших партнерів

Останні новини